Не пугайте детей ЕГЭами!

Текст: Анастасия Кузнецова

Источник: Не пугайте детей ЕГЭами! // Первоклассные родители. – 2012. № 4. – С. 20 – 23

 Не пугайте детей ЕГЭами!

Оценка знаний в форме, похожей на единый государственный экзамен, станет проводиться с четвертого класса

 На недавнем городском родительском собрании бурно обсуждалась тема единого государственного экзамена – 2012. Проблема, на первый взгляд, актуальна только для родителей старшеклассников. Однако, судя по аудитории, папы и мамы учеников «началки» уже сегодня тоже хотят быть в теме, время летит быстро: нынче чадо — первоклассник; завтра — выпускник. А тут еще ходят упорные слухи, что ЕГЭ вот-вот начнут сдавать четвероклассники… На вопросы заинтересованных мам и пап откровенно и подробно отвечали руководитель Департамента образования Исаак Иосифович Калина, его заместитель Наталья Сергеевна Шерри, начальник Управления государственного надзора и контроля в сфере образования Николай Александрович Юренко, председатель Экспертно-консультативного совета родительской общественности Людмила Александровна Мясникова. Ну а поскольку обсуждались в основном конкретные вопросы, касающиеся процедуры проведения ЕГЭ в этом году, мы решили не описывать подробно этот диалог, а просто поделиться впечатлениями и некоторыми своими соображениями, возникшими по ходу собрания.

 Будь готов!

Как сказал  руководитель Департамента образования Исаак Калина, «вся наша жизнь — постоянный режим ежедневных испытаний. А мы пытаемся в течение многих лет оградить детей от них, и в результате первый раз они сталкиваются с настоящим испытанием — объективным, некомплиментарным по отношению к себе — только на едином государственном экзамене в 11-м классе. Это парадокс!»

Независимо от того, насколько плоха или хороша такая форма оценки знаний, как ЕГЭ, действительно парадокс, что дети подходят к ней не подготовленными психологически и предметно.

Что значит психологически? Это значит: я знаю, что будет, я уже делал это, это мне знакомо, я этого не боюсь.

Что значит предметно?

Это значит: обладая определенными знаниями, я способен применить их в соответствующей области и решении практических задач.

 Какими бы ни были процедуры, оценивающие знания детей, школьники должны быть к ним готовы.

Мы писали в течение 6 часов «выпускное» сочинение, отвечали на один «вытянутый» из 40 билетов вопрос, и ни у нас, ни у наших родителей это не вызывало шоковой реакции.  Потому что, сдавая экзамены ежегодно с 5-го класса, мы знали, что и как будет происходить, понимая примерно, кто и на какой результат может рассчитывать. Безусловно, современные дети тоже имеют право быть готовыми к ситуации и знакомыми с технологией оценивания их достижений, безотносительно вечного конфликта отцов и детей: а мы знали больше, а нас учили лучше…

 Традиционно или объективно?

Вообще, центральная идея ЕГЭ — это независимая оценка знаний, исключающая контакт ученика с педагогом.  Несмотря на то что ярые противники экзамена говорят, что он не решил ни одной из поставленных перед ним задач и навлек на выпускников кучу неприятностей, некоторых им все-таки удалось избежать…

Когда о ЕГЭ никто даже не подозревал, и мы все сдавали выпускные экзамены в «традиционной форме», один медалист в моем классе (сегодня кандидат биологических наук, живет и работает во Франции) собирался поступать на биофак МГУ.  Ему обязательно нужна была пятерка по химии. Она, надо сказать, и так у него была, но отношения с учителем не заладились после того, как однажды, во время работы у доски, одноклассник дерзнул проявить знания и самостоятельность мышления, вступив в спор с химичкой, чем, как оказалось, поставил под сомнение авторитет педагога. С тех пор она, плохо скрывая неприязнь, всячески саботировала его успехи в обучении, что сделать было практически невозможно, но учитель проявляла изобретательность. Из выпускного экзамена она устроила шоу, вынудив маму одноклассника унижаться, буквально стоять перед ней на коленях, осыпать подношениями (которые она гордо не принимала). Одним словом, все это было омерзительно. Думаю, если бы у парня была тогда возможность избежать контакта с учителем, он с радостью пошел бы на любой ЕГЭ, а его родители стали бы ярыми апологетами новой формы оценки знаний. И конечно, этот случай не единственный. Я хочу сказать, что «традиционная форма» сдачи экзаменов — не панацея. Только никто не утруждается сегодня «разбором ее полетов», хотя справедливости ради стоило бы.

 Глоссарий

Единый государственный экзамен (ЕГЭ) — это форма объективной оценки качества подготовки лиц, освоивших образовательные программы среднего (полного) общего образования, с использованием контрольных измерительных материалов.

Результаты ЕГЭ признаются образовательными учреждениями, в которых реализуются образовательные программы среднего (полного) общего образования, как результаты государственной (итоговой) аттестации, а образовательными учреждениями среднего профессионального образования и образовательными учреждениями высшего профессионального образования — как результаты вступительных испытаний по соответствующим общеобразовательным предметам.

 Кто ЕГЭ боится…

Если попытаться быть беспристрастным, придется признать, что дети, которые знают, чего хотят, и хорошо учатся, без особого восторга, но спокойно относятся к ЕГЭ, как, впрочем, и их родители. А вот те, кого по старинке «тащили за уши», стараясь не испортить картину успеваемости и репутацию школы, теряют шанс в условиях ЕГЭ не то что на поступление в ВУЗ, а даже на получение аттестата. Их родителей, понятное дело, ситуация напрягает, и они охотно примыкают к митингующим за отмену ЕГЭ под лозунгом «Долой дебилизацию всей страны!» «Первоклассные родители» наблюдали эту картину даже на городском родительском собрании. Люди, которые отвечают за организацию и проведение экзамена в Москве, подробно и терпеливо отчитывались по устранению недочетов, пошагово объясняли заинтересованным родителям выпускников этого года «как и что», отвечали на конкретные вопросы. А площадные выкрики из зала очень мешали слушать и слышать. При этом немногие из «активистов» могли правильно расшифровать аббревиатуру и членораздельно объяснить против чего, собственно, выступают.

Я не фанат ЕГЭ, но, имея сына-девятиклассника, который хорошо учится, принимает участие в олимпиадах, сознательно повышая шансы на поступление в желаемый вуз,  категорически не согласна с тем, что ЕГЭ при всех его недостатках способен сделать из него (и очень многих таких, как он) дебила.  В то же время, имея дочку, которой еще только предстоит учеба в школе, считаю, что стоит проявить своевременный интерес к системе независимой оценки знаний, чтобы понимать, с чем мы имеем дело, и вовремя подготовиться (в первую очередь психологически).

 Досье

Первый аналог ЕГЭ был введен во Франции в шестидесятых годах прошлого века. Французские колонии обрели независимость, и в стране появилось много иммигрантов из Африки. Уровень их образованности был крайне низок, тем не менее дети иммигрантов тоже стремились учиться, и французские власти пошли им навстречу, сильно упростив систему экзаменов. Тогда-то и были введены тестовые опросы, совмещение выпускных экзаменов со вступительными в вуз.

Очень скоро во Франции начались многочисленные демонстрации и акции протеста: родители не принимали новую систему оценки знаний, считая, что она ведет к «отупению» нации. Противостояние длилось недолго: уже через три года правительство, оценив результаты новой политики, отказалось от нововведений.

Однако подобная система успешно прижилась в Америке. Она оказалась удобной и менее затратной. Идея «2 экзамена в 1» начала получать широкое распространение во всем мире.

Страшиться или сдавать?

Конечно, единый госэкзмен «не без греха» (а что, скажите, идеально?) и справедливо подвергается критике по многим пунктам.  В частности, вызывают вопросы организация проведения, открытость процедуры, содержание и форма заданий по гуманитарным дисциплинам. Бурно обсуждается, как и когда должен определяться минимальный балл, надо ли предъявлять одинаковые требования к выпускникам разных регионов, стоит ли по результатам ЕГЭ проводить зачисление в вузы и т. д.

Вердикт президента страны, озвученный в его предвыборной речи, таков: «Улучшим систему единого государственного экзамена, чтобы избежать злоупотреблений и в полной мере обеспечить возможность учиться в лучших вузах страны талантливой молодежи из всех регионов России».

Из этого заявления совершенно ясно следует, что ЕГЭ в обозримом будущем отменен не будет. А это значит, что нашим детям его сдавать, и мы, родители, должны как минимум понимать, что это за форма оценки знаний, что она «дает», а чего «не дает» и стоит ли ее бояться.

 Показать себя — учителю и ученику

Чтобы не было страшно, совершенно логично на разных ступенях обучения, в том числе и в начальной школе, проводить мониторинг знаний учащихся в «некомплиментарной» форме, дающей возможность ученику проявить знания, умения, самостоятельность «в отрыве» от личности педагога, «статусности» школы и многих других обстоятельств, не имеющих прямого отношения к качеству образования.  Другое дело, что некоторые учителя не готовы к этому: независимая оценка отражает так или иначе еще и качество работы педагога. Хотя непонятно, что тут страшного. В отличие от ЕГЭ, который в некотором смысле, судьбоносен, в начальной и средней школе — это только повод для самосовершенствования всех участников образовательного процесса и процедуры оценки, материал для работы над ошибками. Но, видимо, должно пройти время, прежде чем мы научимся разделять в своем сознании отметку и оценку, качество знаний и качества личности; не умалять, но и не преувеличивать значения мониторингов, дрессируя детей перед «тестом» до изнеможения.

 А, В и С

Слово тест мы не случайно взяли в кавычки. В родительской среде именно так принято называть нетрадиционную (с точки зрения нашего поколения) форму оценки знаний, и это же вменяется ей в вину.  На самом деле независимая оценка знаний, к которой относятся и ГИА, и ЕГЭ, и диагностика учебных достижений обучающихся, которая проводится во всех классах на основании распоряжения Департамента образования Москвы (выборка участников диагностики формируется по заявкам образовательных учреждений) не совсем тест. Точнее, не тот тест, который мы осуждаем, называя «угадайкой», когда нужно из нескольких вариантов ответов выбрать верный. Это пакет контрольно-измерительных материалов (КИМ), включающих в себя и задания с выбором ответа (ответов), и задания с открытым ответом, и задания свободного изложения. Они делятся на три части: А, В и С, которые представляют собой разные уровни сложности — условно: базовый и повышенный.

А — с выбором правильного ответа из четырех предложенных (заданий этого типа нет в экзамене по математике, литературе и иностранным языкам);

В — с кратким свободным ответом (запись словосочетания или числа);

С — с развернутым свободным ответом (словесное обоснование, математический вывод, развернутое решение, эссе, доказательства, изложение собственной позиции).

Разрабатываются КИМы Федеральным институтом педагогических исследований (ГИА, ЕГЭ) и Московским центром качества образования (мониторинг и диагностика).  К содержанию многих из них есть оправданные претензии, тем не менее фактом остается следующее: если ребенку есть что показать, он свои знания проявит, несмотря на стандартизированную форму их оценки.

Досье

Первые прообразы ЕГЭ появились в России в 1997 году. В отдельных школах начали проводить эксперименты по добровольному тестированию выпускников.

Автор идеи Единого государственного экзамена в России — Владимир Филиппов, возглавлявший Министерство образования страны с 1998 по 2004 год. Именно он начал масштабную реформу отечественной отрасли: присоединение России к Болонскому процессу с разделением высшего образования на бакалавриат и магистратуру, создание новых образовательных стандартов, а также введение новых способов оценки знаний школьников.

ЕГЭ должен был уничтожить коррупцию в школах и вузах, обеспечить эффективную проверку знаний выпускников, так как стандартная пятибалльная шкала с этой задачей давно уже не справлялась. Именно поэтому была выбрана тестовая форма, с которой работает беспристрастная машина. Кроме того, госэкзамен должен был сделать высшее образование по-настоящему доступным для детей из регионов.

 Мифы про ЕГЭ

Обязательными для сдачи являются только экзамены по русскому языку и математике. В институт, как сетуют недовольные родители, по баллам (даже очень хорошим) за эти два предмета поступить невозможно!  Потому что каждый вуз требует от абитуриента дополнительно к обязательным сдачи экзаменов по двум профильным для института предметам, по которым сам же и устанавливает проходной балл. Эти два предмета становятся для выпускника ЕГЭ по выбору.

То, что достаточно набрать балл не ниже утвержденного проходного, чтобы стать студентом вуза, — миф, конечно. Это лишь дает абитуриенту возможность принять участие во вступительных испытаниях. Потому что, после того как выпускник сдал ЕГЭ по двум обязательным предметам + предметы по выбору, его «баллы» самостоятельно «вступают в борьбу» за место в вузе, занимая определенную строку в институтском рейтинге.  Чем выше балл, тем выше место в рейтинге, тем больше шансов стать студентом желаемого высшего учебного заведения. Учитывая то, что в рейтинге абитуриента могут «подвинуть» вниз льготники (при одинаковых баллах они имеют преимущество), не стоит настраиваться перед сдачей экзамена на преодоление нижнего порога. Для того чтобы гарантированно поступить в хороший вуз, нужно (как и раньше!) либо быть победителем олимпиад, либо очень хорошо подготовиться (читай: учиться на протяжении школьных лет) и уверенно сдать все экзамены.  Согласитесь, что в этом контексте, лозунги о том, что, сдав ЕГЭ, «дураки массово хлынут в лучшие вузы страны» обижают умных, мотивированных детей.

Еще одна легенда о ЕГЭ гласит, что если выпускник — медалист, и у него в аттестате одни пятерки, ЕГЭ могут повлиять на его отличные отметки. По этой причине многие дети (в основном под влиянием мыслящих прошлыми стереотипами родителей) лишают себя возможности объективно оценить свои силы и знания в отдельных, важных для будущего самоопределения предметах. Результаты ЕГЭ никак не влияют на аттестат. Если у школьника по биологии, например, стоит 5, а ЕГЭ по этому предмету он не сдал (не набрал «проходного» балла), то это только его личная информация к размышлению, не более того. Пятерка как была, так и останется в его аттестате, наряду с правом позаниматься и попробовать оценить свои знания по этому предмету в следующем году. То есть чем больше предметов по выбору сдает выпускник, тем больше у него шансов и никаких рисков. (В том числе по этой причине важно, чтобы школьник как можно раньше научился относиться к диагностике своих знаний спокойно и с «потребительским» интересом).

 Уметь предъявить результат

Безусловно, не все радужно. Еще свежи в нашей памяти прошлогодние массовые фальсификации, высокие баллы по русскому языку среди не говорящих на нем выпускников и так далее. Ничто, к сожалению, не совершенно. И если речь идет о стандартизированных формах и независимой оценке, то в первую очередь должна быть обеспечена объективная система оценивания, общественного наблюдения, информационно-техническое обеспечение, защита данных, открытость и достоверность информации. И работа по всем этим направлениям в Москве активно ведется. Если родитель по-хорошему заинтересован, он может получить исчерпывающую информацию и о процедуре ЕГЭ, и о правовых аспектах ее проведения, и о действиях в нестандартных или конфликтных ситуациях. Более того, если ребенок чувствует себя неуверенно, специальные психологические службы бесплатно организуют и консультации, и тренинги, и репетиции экзаменов, для того чтобы максимально облегчить стрессовую ситуацию и повысить шансы на успех каждого выпускника. Но даже не это главное. Важно то, что, обладая достоверной и объемной информацией, можно своевременно изменить свое неконструктивное отношение к независимой оценке знаний, чтобы не транслировать его на ребенка. И не падая в обморок перед каждым тестом и после оглашения его результатов, с начальной школы настраивать ребенка на необходимость спокойно демонстрировать то, чего он добился вместе с педагогом за годы учебы в школе.

Глава столичного образования Исаак Калина сказал, что диагностику знаний, аналогичную единому государственному экзамену (то есть в стандартизированной форме) логично проводить после четвертого, седьмого и девятого классов: «Эта система диагностик должна сформировать у ребят, во-первых, большую мотивацию, а во-вторых, уверенность в себе, способность предъявлять свои результаты, что является важным качеством современного человека».

От себя добавим, что это может быть возможным только при правильном отношении взрослых к успехам и неудачам своих чад и самым разным процедурам и мероприятиям, в ходе которых проявляются и оцениваются их достижения.